Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

ГЛАВА 12. ВЕЧНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ ВЕЩЕЙ.

-Изменить судьбу – эхом отозвался Толик, - Разве это возможно?

-Не знаю. Но надо попробовать – улыбнулся Алхимик.

-Но как?

-Попробую вам объяснить, в общих чертах, основную концепцию. Начнём с того что, лишь совсем недавно физики приходят к пониманию того, что мы знали всегда. Вселенная состоит из множества миров. Не планет, а именно миров, каждый из которых целая вселенная, со своим временем, со своей физикой. И их бесчисленное множество. И каждое мгновение они рождаются и умирают вновь. С первым мгновением большого взрыва началось создание всё новых и новых пространственно временных кластеров, каждый их которых полноценная вселенная.

-Какое отношение к судьбе имеет теория большого взрыва?

-Имейте терпение. Второй момент это сознание. Зачем дано человеку сознание? Только для одного осознать. Но что осознать? Взрыв (будем пока так называть первопричину всего) породил, и продолжает порождать всё новые и новые вселенные, в которых возникает сознание. Зачем? Зачем нужно сознание? Ответ только один - Взрыв породил сознание во всех своих бесчисленных вселенных, чтобы их осознать. Чем является Взрыв сейчас? Множеством всех этих вселенных. Если он породил сознание, то только для того чтобы осознать мироздание. Осознать себя. Но осознать себя, это, значит, осознать эти миллиарды и миллиарды миров. Осознавая всех их, он осознаёт себя. Иными словами Взрыв осознаёт себя через бесчисленное количество сознаний осознающих себя. И следующий вывод из этих рассуждений, всё это рождено только ради одного – породить сознание, которое является всеми этими бесчисленными снами.

-Но ведь в реальности мы все тут осознаём один и тот же мир. Другого нет.

-Ошибаетесь. Каждый сон – это новый мир, новая вселенная, со своими законами и временем. Ваш сон, мир который вы осознаёте, есть только у вас и он только ваш.

-То есть солипсизм. Есть только мои ощущения.

-Есть только ваши сны. Есть только поток сознания. Больше ничего. Вы только сон, который видит всё это, порождённое Взрывом. И, следовательно, ЧТО порождает этот Взрыв вновь и вновь, творя бесчисленные вселенные? Звёзды, камни, атомы? Материю? Понятно, что нет. Ведь всё это появляется для него только тогда когда он это можно осознать. Тогда зачем нужна ему вся эта материя, если она есть вне сознания? Значит, материя имеет смысл, только если её осознают. Значит, без осознания она вообще не нужна. Более того, как что-то можно породить, а лишь потом осознать? Ведь, наверное, перед каждым актом творения должен лежать идеальный образ того, что хотят породить. То есть осознание. Но тогда, зачем творить что-то ещё, если достаточно создать только иллюзию? Следовательно, взрыв порождает сознание. Только сознание. Бесчисленное множество сознаний. Или правильней снов.

Толику опять начало казаться, что его надувают. Какие-то адаптированные к современному сознанию будисткие софизмы. Типа сознание Будды, и другая модная нынче дребедень. Это было настолько далеко от того что он ожидал услышать, что вслед за было вспыхнувшей нежданной надеждой, его настроение резко качнулось к глубокому разочарованию.

-Надо попробовать, как то завершить эту дискуссию и смыться побыстрей – решил он и начал несколько агрессивно:

-Всё понятно. Есть только сон. Сон Будды. Надо понять, что есть только это, а всё остальное пустота. И так далее. Спасибо, слышали, только судьба то тут при чём?

-Имейте терпение. Вы никогда не задумывались, почему ваша судьба сложилась так или не иначе? Случайность? Но, признав это, мы должны будем понять, что тогда вообще нет никакого смысла. Если миром правит случайность, то не может существовать никакая структура. Элементы никогда бы не смогли бы соединиться вместе, чтобы создать что-либо устойчивое. Сколько бы не работал генератор случайных чисел, осмысленной картинки не получится. Значит не случайность - творец этого мира. Но что тогда? Чья то воля? Непонятная нам воля, которая определяет, что будет так и не иначе? Но если есть некто, от чьей воли, зависит всё в этом мире, то тогда он величайший тиран. И судьба зависит лишь от его каприза, прихоти, а значит опять от случая. Ещё более плохого случая. И тогда есть только два пути у человека, или быть его рабом, или восстать и потерпеть поражение. Убить себя, и тем погасить своё сознание, которое в этом случае является лишь отражением его деспотичной насмешки.

-Это и есть, по-вашему, изменить, судьбу? – иронично заметил Толик.

-По-нашему, это называется Штурм Неба. По-нашему, - Алхимик произнёс это с некоторым сарказмом, как профессор, который вынужден дискутировать со студентом - несмышлёнышем, - может быть только два выхода из потока неугодного нам сознания: Штурм Неба или Обретение Судьбы. И они всегда идут рядом. На Штурм Неба вы явно не годитесь, остаётся попытаться обрести судьбу.

-Разве у меня и так уже нет судьбы.

-Если она вас устраивает, то я вас немедленно оставлю наедине с вашими кошмарами.

Толик поёжился, и быстро спросил:

-Но как, как это возможно.

-Я стараюсь вам объяснить, но вы сбиваете меня своими вопросами. Итак, продолжим. Если есть бесчисленное множество вселенных, и не слепая случайность правит миром, то не логично ли предположить, что каждая такая вселенная реализация одного из бесчисленных возможных вариантов мироздания. Каждая такая вселенная сама по себе несёт деспотизм родовой травмы, слепой случайности лежащей в её основе. Каждая такая вселенная убога и несовершенна. Ведь она лишь случайное порождение. Игра случая. Вариант одной из бесчисленных возможностей реализации. И поэтому изначально убога и ущербна. Но все вмести, дополняя друг - друга, они реализуют и выявляют все варианты развития, и в целом картина мироздания полна и логична.

-Ну и что следует из этого для нас практического? – буркнул Толик, потеряв мысль, и воспользовавшись правилом, что если не понимаешь, о чём идёт речь, то спроси, что тебе с этого будет.
-Остался всего лишь один шаг. Будьте терпеливы. Все эти вселенные осознаются. Осознаются нами. Процесс осознания мы называем сном. Когда вы видите сон, то рядом с вами есть бесчисленное количество сознаний видящих другие варианты вашего мира, в настоящем, видевшие в прошлом, увидящие в будущем. Если мы возьмём все эти варианты, то мы получим кластер, содержащий все возможные реализации вашего сна. Все ваши сны. Вот этот кластер мы и называем судьбой. Вашей судьбой.

-Вы говорите, что рядом со мной есть бесчисленное количество сознаний видящих другие варианты мира. Чьи это сознания? Кто они?

-Да это же всё вы! Вы и есть весь этот бесчисленный поток сознания разных вариантов вашего мира, вашего сна! Осознав их все, вы обретёте их. Осознать – значит обрести! Единственное что нам принадлежит по право, и что у нас никто не может отнять – это лишь догорающая искра памяти о виденных нами иллюзиях. Осознав их все, мы обретаем судьбу. Посмотрев один сон, мы в это же время смотрим и бесчисленное количество других. Одновременно. Одни кончаются, другие начинаются. И новый каждый раз, лишь слегка изменённый вариант прошлого. И всем нам суждёно смотреть и смотреть эти почти одинаковые сны. Без конца. До скончания самого времени. Но эти сны, тем не менее, разные, каждый раз они приходят немного другие.

-Ну, я же вижу сейчас … один поток сознания. Один сон. Как же я могу быть одновременно теми, кто видят другие сны? И сколько же времени надо осознавать все эти бесчисленные варианты снов, чтобы все их “обрести”?

- Просто сейчас вы зафиксированы на одном варианте. Все ваши сны очень похожи. Иногда, даже так, что вы не в силах их отличить друг от друга. Все эти бесчисленные варианты мироздания разбиты на устойчивые однородные группы. Именно этот феномен создаёт индивидуальность и личность. Иначе личность была бы невозможна. Был бы калейдоскоп бессвязных быстроменяющихся образов, безумная рябь ничем не похожих и не связанных друг с другом случайных видений. Нужно только понять ширину коридора вероятной флуктуации вашего мира, вашего сна. Нащупать границы, а после, выделить единые для них элементы. То, что не подвержено флуктуации. Выделив их, мы получим якоря, реперные точки. Которые, позволят, быть может, понять, как ваши сны можно упорядочить. Как их подчинить своей воли.

-Ну, как это возможно?

-Есть такое понятие “вечное возвращение вещей”. Вас когда-нибудь пронзало ощущение, что это когда-то уже с вами было? Пронзало, я знаю, иначе вы не попали бы сюда. Так вот это и есть якорь, реперная точка, то, что не подвержено случайным флуктуациям, то, что сохраняется во всех бесчисленных вариантах вашего сна. Одна из них смерть. Но есть и другие. Это образы, так как они всего лишь элементы сознания. Осознав их, и зафиксировав, можно выделить ряд образов, которые упорядочивают ваши сновидения. Тогда из всех бесчисленных вариаций можно будет выделить некую последовательность снов, которые будет постоянно идти по кругу. Если зафиксироваться на них, то к вам будут возвращаться одни и те же иллюзии в одинаковой последовательности. Это и будет то, что называется “вечное возвращение вещей”. А значит, вы получите власть над ними. Власть над своей судьбой. Символ этого – змея, кусающая себя за хвост.

-Не понял в чём власть?

-Как в чём? Вы больше не будите игрушкой в руках неведомого вам рока. Случайность и неопределённость уйдёт из вашего мира.

-Но если это будет набор кошмаров, то, что мне с того они будут повторяться?

-Выход возможен. Полностью осознав их, вы можете, при моей помощи, конечно, поместить их в другой поток сознания, навсегда избавившись от них.

-Но что мне останется? Если мои сны станут снами другого? Ведь по вашему учению именно сны и являются моим существом.

-К вам придут другие грёзы. Те, которые вне этого кластера. Вы измените судьбу.

-А будут ли они лучше прежних?

-Надеюсь.

-Вы не ответили на мой вопрос?

-В облаке вариантов вашей судьбы, должны быть сны и с благоприятным исходом. Вы, сейчас, фиксируетесь на преобладающем неблагоприятном потоке. Иначе вы бы и не пришли за помощью. Выделив их ядро, и объединив в отдельный кластер, мы сможем, как я уже говорил, импортировать их в поток снов другого человека, медиума. И вы избавитесь от них. Ваша судьба изменится.

-Иными словами вы выделите группу неблагоприятных снов, перенесёте её медиуму, а мне останутся только благоприятные?

-Примерно так.

-А оставшиеся точно будут хорошими?

-Хороший вопрос? Видите ли, в чём трудность, Взрыв развивается. Каждое мгновение рождается бесчисленное количество новых миров. Новых снов. Новых иллюзий. Всё новые и новые вселенные требуют осознания. А значит, всё новые и новые сознания начинают свою жизнь. Эти новые сны врываются в уже существующие потоки, меняют их, порождают неопределённость. Поэтому поток вашего сознания подвержен непредсказуемым изменениям. Никогда нельзя сказать наверняка, что с ним будет в следующее мгновение.

-А что же тогда делать?

- Я объясню кратко, в самых общих чертах, суть нашей технологии. Мы попробуем определить устойчивый кластер, то есть устойчивую группу снов, и, затем, мы отбрасываем все другие варианты. Предварительный анализ подсказывает мне, что в вашем случае это возможно. Если Взрыв порождает всё новые и новые миры, то мы пытаемся отстраниться от всего нового. От того, что вносит неопределённость и хаос. Сузить поток. Наша задача сузить вероятность флуктуации, в надежде получить лишь хорошо изученную группу последовательно меняющихся иллюзий. Так мы останавливаем движение. Заменяем, несущее неопределённость, развитие Взрыва подвластной нам кинематической схемой. В которой не будет пугающей вас своей непредсказуемостью развития. Если нам будет сопутствует успех, то выделенные нами грёзы будут легки и приятны. Но даже если нет, то они всё равно, через несколько циклов, станут вам знакомы, вы привыкните, и как-нибудь приспособитесь к ним. Увы, мы не можем пока победить Взрыв до конца. Мы способны лишь вырывать у него отдельные куски мироздания. Огородиться от него. Возможно, когда-то в будущем мы остановим движение и направим время вспять. Это и есть наша сверхзадача. Вместо бесконечного расширения, рождающего все новое и новое сознание, начать сжимать мироздание, пока оно не сожмётся в точку полностью покорную нам. Но сейчас, мы лишь можем отстраниться от взрыва, от всего нового и неопределённого что он несёт. Закрыть от его новых образов наши потоки сознание. И тем, урвать из его власти хоть что-то, например, кластер ваших иллюзий. Вас.

-То есть, до конца вы не уверены.

-Мы сражаемся с очень серьёзным противником. Но повторяю, у вас нет выбора. Если вы вошли в Храм через кабинет уродов, ваш путь предопределён. Негативный поток ваших снов столь глубок, а своим вторжение в кабинет уродов, вы столь активизировали его, что только мы можем дать вам надежду и шанс на избавление.

-Но если в результате взрыва в мой поток сознания могут попадать новые варианты снов, то, значит, можно дождаться прихода и благоприятных иллюзий?

-Да, но тогда у вас должна быть воля и сила на мятеж против старых иллюзий. Новые сны приобретают силу судьбы только через жертвенное самоотрицание себя. Это путь Штурма Неба. Вы готовы к нему?

-Звучит угрожающе.

-Это трудно, да и, к тому же, этот путь закрыт для вас. Как закрыт для каждого, кто вошёл в Храм через кабинет уродов. Вам остаётся лишь попробовать обрести судьбу. Вы согласны?

-Я согласен.

-Это хорошо. Приходите завтра. Тогда и начнём сеанс.

-А что мне будет сниться сегодня?

-Завтра узнаем. Попробуем увидать горизонт благоприятной реализации вашей судьбы.

-И я во сне не умру?

-Умрёте, - Алхимик, кивнул на банку с рыжим глистом. – Увы, вы сделали выбор, вам суждено умирать. Вопрос только как?

Уже в дверях Толик остановился.

-А то с чем вы боритесь это Бог?

Выдержка изменила Алхимику, он как-то спазматически дёрнулся и затравленно оглянулся, словно ожидал увидеть что-то неприятное за своей спиной.
-Не вы, а теперь мы – поправил его, сразу ставший серьёзным и усталым, Алхимик.

- И называете его Взрыв. И никогда больше не называйте его так, как только что произнесли. Особенно в Храме. Это может очень дорого стоить. Он очень серьёзный противник.